02:38 

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Вот я даже не знаю, как описать словами степень моей усталости. Уже просто не могу ничего больше вообще, совсем, абсолютно.
И не хочу.
Разве что лечь на пол, включить Cranes и под неземной голос Элисон раствориться в пространстве навсегда.


@темы: Ohne Musik ware das Leben ein Irrtum, полуночные страдания и боль

05:43 

lock Доступ к записи ограничен

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:51 

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Сегодня у меня явная передозировка прекрасным и гениальным:


1) О просмотренных фильмах мне вообще очень редко хочется написать. "Теория всего" — исключение. Личность Стивена Хокинга вызывала во мне бесконечное уважение всегда; но сейчас же я даже больше, до глубины души потрясена игрой Эдди Рэдмэйна, исполнившего главную роль. Он сделал это невероятно убедительно, при том, что полфильма играл почти одними только глазами — да и как ещё сыграешь человека, чьё тело полностью парализовано?

читать дальше

2) Воплощение посредством пластики и танца идей, заложенных Фёдором Михайловичем в "Братьев Карамазовых" — на первый взгляд, задача малоосуществимая. Эйфман справился. То есть, конечно, не до конца, многие линии не развиты или по крайней мере недоразвиты, Ивана катастрофически мало, мне нужно больше Ивана!, но... Но на всё это как-то перестаёшь обращать внимание; всё теряется за эстетическим удовольствием, которое возникает, когда ты наблюдаешь за немыслимыми, плавно-ритмичными переплетениями совершенных, как у оживших скульптур, тел.
Я рада, что моё знакомство с балетом началось с этого.

читать дальше

@темы: my so-called life

02:49 

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
30.11.2014 в 20:16
Пишет рэй солнце.:

— Нет, — сказал он трудным и усталым голосом. — Все это не то. И не так нужно говорить о том, что я здесь увидел. Какого черта шатался я по заграницам? Что мне там было делать? Россия! — произнес он протяжно и грустно. — Россия! Какое хорошее слово... И "роса", и "сила", и "синее" что-то. Эх! — ударил он вдруг кулаком по столу. — Неужели для меня все это уже поздно?
Слезы перехватили ему горло, и как-то по-детски -- неловко и грузно -- он упал всею грудью на спинку стоявшего перед ним стула. Тело его сотрясалось от глухих, рвущихся наружу рыданий.

Вс. Рождественский о Сергее Есенине



URL записи

10:45 

God Damn Us, Every One.

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
As surely as the hand that gripped the knife, as surely as the surly drunk who beat his wife, as surely as the ones who turn a profit from the strife; we are complicit, not contrite. We are as the soldiers with the guns; we’re to blame for the slaughter of our daughters and our sons, and responsible for the atrocious things our leaders all have done. God damn us, every one.

Today I heard a young man teach his brother the word “faggot” on the bus; I wanted to say something but waited for somebody else to speak up—but no one did. I admit, I wasn’t brave enough. So it resumes and continues to consume, this hatred for humanity that seems to be entombed somewhere in these living walls; we all need somebody to abuse. The crashing waves, the savage things all following father, son, mother, daughter, brother unto one-another. We are as the soldiers with the guns; we’re to blame for the slaughter of our daughters and our sons, and responsible for the atrocious things our leaders all have done.
God damn us, every one.

02:31 

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
"Скука — это, несомненно, одна из форм тревоги, но тревоги, очищенной от страха. В самом деле, когда скучно, то не страшишься ничего кроме самой скуки."

"Единственное, что до сих пор привязывает меня к вещам, — это некая жажда, унаследованная от предков, чье любопытство к жизни было доведено ими до бесстыдства."

"Все, что не раздирает душу, — излишне, по крайней мере в музыке."

"Чтобы возвыситься до сострадания, нужно довести озабоченность самим собой до пресыщения, до отвращения, ибо такая крайняя степень омерзения является признаком здоровья, необходимым условием, чтобы видеть дальше собственных бед и горестей."

(Эмиль Чоран)


читать дальше

@музыка: patron saint of bridge burners - ...and never worry

@темы: words words words, полуночные страдания и боль

01:15 

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.

"Having moral principles is against everything I believe in. I am against anybody who is FOR anything. War I don't mind: it's patriotism that I hate. I hate things to do with flags, parades, glory and honour. All I want to do is wonder around the Earth. I don't give a shit about nations or politics or anything.
- What do you believe in then?
- Nothing. Children. The innosence of children. Humanity. Die for an idea! What a load of shit. Which idea, anyway? Communism? Paradise? Ideas are things which are all alike. That is why I like children. They don't say 'go and die for this or that". They've got too much sense."

(Pauline Melville "Eating Air")


читать дальше

@музыка: Against me! - Baby, I'm An Anarchist!

@темы: words words words

22:43 

немного о Боге.

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Почти никогда не посещаю в Польше церковь, а вот бывая во Франции, Германии или Италии часто, если есть время, специально изучаю расписание месс и стараюсь приходить. Будучи человеком совсем не религиозным, я получаю от этого бесконечное удовольствие, душа по-настоящему отдыхает. Но получать удовольствие и чувствовать причастность к таинствам, веру во все ритуалы — вовсе не одно и то же. А так как последнее доступно только людям искренне и глубоко верующим и, более того, именно религиозным, я чувствую порой острое сожаление, что я таковой не являюсь.

Мне кажется, это действительно прекрасно: у таких людей есть постоянная опора в жизни, постоянный, ведущий их через тернии свет. Несколько раз — впервые давно, четыре или пять лет назад в Кёльне; второй раз полтора года назад во время пасхальной службы в Нотр-Дам в Париже - меня охватывало всепоглощающее, неземное чувство радости и света, о которой Достоевский устами Кириллова говорил, будто его невозможно и выдерживать более нескольких минут, так оно сильно. Воистину, это было то самое чувство; чувство, ради которого, пожалуй, стоит переживать самые тяжёлые и мрачные периоды, за несколько мгновений которого можно отдать всю жизнь — но Бога я всё же не чувствовала. Благоговение — было, но вызвано-то оно было не Богом, а только красотой, и можно, конечно, считать красоту одним из проявлений Господа, но только лишь одним из проявлений, а никак не Им самим.

Отчего-то кажется мне, будто те люди, которые верят, что в ритуалах, ими совершаемых, содержится не только красота, но и Бог — эти люди знают и понимают намного больше меня, и их вера делает их намного ближе к просветлению, нежели меня — мои знания или даже моё острое чувство прекрасного. Ибо я чувствую остро, но не глубоко; я вижу лишь лежащее на поверхности; они — стоящую за этим истину, Господа, свет.

01:24 

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Наконец-то я приехала из Парижа в Руан, который нравится мне много меньше (хорошенький, но среднестатистический), и поэтому теперь могу оглянуться на прошедшие четыре дня. Оглянуться и увидеть что-то странное.

В первый раз за всю мою жизнь я почувствовала себя здесь совершенно чужой. Всегда считала Париж вторым после Петербурга "своим" городом, чувствовала себя там, как рыба в воде, а в этот раз я бродила по широким бульварам и узеньким улочкам Латинского квартала, и чувствовала себя отчаянно одинокой и отчаянно посторонней среди всех этих компаний друзей и влюблённых пар, я захлёбывалась в океане чужих чувств, чужих жизней, чужих историй, — но мне там определённо не было места.


И всё же наиболее странные и противоречивые эмоции вызвало посещение Сен Женевьев де Буа. Вообще, ходить в Париже по кладбищам стало у меня уже чуть ли не доброй традицией: именно там больше всего дорогих моему сердцу людей. Но на Сен Женевьев я была давно, и то ли сказался мой возраст, то ли весна, но оно мне запомнилось Раем, наполненным благоуханием цветов и пением птиц. Нет, оно и осенью не менее прекрасно. Оно представляет собой кусочек России под Парижем, — слишком много России было в людях, покоящихся здесь. Но в этот раз мне открылось кое-что большее.

Я приехала рано, чуть ли не впервые отстояла всю службу в православном храме и, более того, получила от неё невероятное удовольствие (слышали ли Вы когда-нибудь, как звучит православная молитва на французском? это бесподобно) Из церкви — неожиданно для самой себя — выходила с ужасно светлым чувством, переполненная каким-то светом. А потом мне стало невероятно тоскливо. Я бродила по аллеям и видела покрытые пылью, засыпанные осенней листвою могилы. Тэффи. Гиппиус. Мережковского.

На семейной могиле Юсуповых случился разрыв. Конечно, потомки посещают, ухаживают — но Бог весть, как часто. Потому что та же пыль, те же осенние листья.
Я стою; я дочитала мемуары князя Феликса Юсупова два часа назад, в электричке; для меня этот человек — едва ли не живой. А тут — тотальное забвение.
И с другими так же. Всех посетителей — случайные любопытствующие туристы. Ну и пусть туристы; лучше туристы, чем никого совсем; но ведь должен же быть и кто-то ещё, тот, кто будет помнить, и знать, и по-настоящему любить.

Неужели этих людей, великих людей, просто однажды забудут; и кресты зарастут мхом; и все деяния, всё добро и зло, любовь, ненависть — всё обратится в ничто, исчезнет бесследно? Можно ли это допустить?
Да ведь и с простыми людьми — то же самое, нельзя же делить людей на великих и не-великих; но здесь это чувствуется острее, переживается больнее.


Всю обратную дорогу я не могла отделаться от мыслей об этом. О том, что люди должны помнить. О том, что я должна помнить.
И если когда-нибудь доведётся мне переехать в Париж, я буду ходить туда регулярно; иначе не смогу.

@музыка: Damien Saez – Dis-moi qui sont ces gens

@темы: my so-called life

23:39 

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Psychic waves по всей видимости до сих пор никуда не исчезли после концерта, потому что я не знаю, как ещё объяснить это:


00:54 

doomed from the start.

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Когда-нибудь я поплачусь за то, что позволяю музыке возвращать в мою жизнь тех людей, которые давно покинули её, закрыв даже, как казалось, за собою двери. В конце концов, что-то должно оставаться только воспоминаниями, нечёткими, словно потрёпанные временем фотографии.
Но на данный момент я только благодарна музыке за это. А важнее данного момента нет ничего.

@музыка: Kasabian - Goodbye Kiss

17:26 

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Когда я пишу "фанатично", я имею в виду примерно такое:


17:09 

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Сегодня меня унесло в мой 2012-й, то есть во времена, когда я фанатично увлекалась Америкой 60-х, йиппи и уэзермэнами и несла в массы радикально левые взгляды (ах, что это были за дивные времена! ибо ничего нет проще и прекраснее, чем орать о том, что власть — это всегда дерьмо, накалывать на ручонках пацифики, шоплифтерить и патетично повторять за Хоффманом, что the only way to support a revolution is to create your own. а потом ты понимаешь, что ВЛАСТЬ — ДЕРЬМО, А БЕЗ НЕЁ НАСТУПАЕТ ЕЩЁ БОЛЬШЕЕ ДЕРЬМО, И ВООБЩЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО НА НЫНЕШНЕЙ СТАДИИ РАЗВИТИЯ КАЖЕТСЯ ОБРЕЧЁННЫМ, НО ДЛЯ ПОРЯДКА НАДО ЖЕ ЗАНЯТЬ КАКУЮ-НИБУДЬ ПОЗИЦИЮ И ПЫТАТЬСЯ СПАСТИ МИР) В общем, вместо того, чтобы пописывать сочиненьица по литературе, я смотрю доументальный фильм про чикагскую восьмёрку, и утверждаюсь в мысли, что даже если когда-нибудь я стану сморщенным капиталистом, я никогда не перестану восхищаться Эбби, ибо величайшего и тончайшего тролля не появлялось более под луной. Да и как его не любить?

"I believe in compulsory cannibalism. If people were forced to eat what they killed, there would be no more wars." (Abbie Hoffman)

читать дальше

@музыка: The Fugs - CIA Man

03:36 

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Сначала ты интересуешься чем-то с одной только научной точки зрения; затем медленно, но верно начинаешь втягиваться. Вот, например, один из самых часто мною посещаемых в последнее время сайтов: nihilist.li/o-nas/

Впрочем, моя убеждённость в несостоятельности анархизма на практике остаётся непоколебимой. Недоросло человечество.

19:15 

nihil verum.

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Столкнулась сегодня (удивляюсь, что впервые) с одним замечательным термином: по-английски он звучит как verisimilitude и подразумевает максимальное приближение к истине. То есть философы, к этому термину прибегающие, как бы автоматически отрицают возможность существования чего-то абсолютно истинного; правда для них — своего рода асимптота, к которой люди неизменно стремятся и приближаются, и всё же никогда её не достигнут.
Кстати, в последнее время довольно часто встречаю подобную точку зрения в разных произведениях. Например, очень сходную позицию, описывал в мемуарах князь Кропоткин: будто всё-таки нельзя считать за непреложную истину даже многократно проверенные физические законы, потому что всегда остаётся шанс, пусть и ничтожно крохотный, что подброшенный в воздух предмет не упадёт на землю, а русский народ перестанет возмущаться своим правительством.
Из этого же, кстати, следует, что, чисто теоретически, нет ничего невозможного.

13:41 

хлеб и зрелища

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
С детства я, как и большинство нормальных людей, не питала никакой любви к цирку. И дело было даже не столько в жалости к животным (года в четыре я была бездушным монстром, имеющим слабое представление о жалости), сколько в общем ощущении упадка и обтрёпанности, царящих в пост-советском цирке.
Вчера мне выпал шанс изменить своё мнение: я наконец сходила на одно из представлений Cirque Du Soleil. И, чорт, это было в самом деле захватывающе.

Если не считать костюмов и грима (на которые я ведусь неизменно), меня более всего поразило то, что все номера выполнялись без страховки. При том, что около года назад, во время выступления в Вегасе, один из акробатов, выполнявший трюки в "колесе смерти" читать дальше сорвался и вроде как разбился. Всегда считала себя последним человеком, которого в состоянии заворожить чужая игра со смертью. Впрочем, моя завороженность не была столь пассивной, как у большинства зрителей, которым доставляет удовольствие только наблюдать со своих безопасных кресел; у меня же возник порыв оказаться на месте этих безбашенных ребят, там, где шрань между жизнью и смертью становится тоньше. Думается, они должны совершенно иначе нежели мы относиться к миру вокруг — с одной стороны, много легче, а с другой - больше его ценить.

Но даже если не задумываться над этим всем, представление забирает — хотя бы своей невероятной красотой.

читать дальше

@темы: my so-called life

11:06 

жизнь сказала "лол"

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
21:18 

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Я совершенно перестала понимать, откуда в моей жизни появляется столько отличной литературы. Я уже думаю, что, вероятно, с моим вкусом действительно случилась беда, или, может, мне реальность осточертела настолько, что я от неё спасаюсь всеми возможными средствами — не знаю.

Сейчас я читаю "Белку" Анатолия Кима. Автор определяет жанр как "роман-сказка" я же склонна отнести его к магическому реализму, но, собственно, какая разница, что за жанр. Просто знаете, впервые в жизни у меня возникло сильнейшее желание написать по роману стихотворение. Оно вышло нестройным, но мне даже редактировать его отчего-то не хочется.

Мы с тобою не одной крови.
Хоть мы и оба звери,
ты ведёшь на меня охоту.
Чем в лесу, в этом городе меньше, пожалуй, только деревьев -
ничуть не меньше животных.

И, конечно, нельзя всех одною меркою мерить,
но мы - это наши инстинкты; главное, что мы имеем -
это животный страх,
или же зверья жестокость.
Впрочем, так у меня, у тебя, может быть, и не так...

Я же опасливо прячусь среди каменных блоков,
в переулках, подъездах и парках,
в маленьких тёмных дворах;
я стараюсь быть незаметным для тысяч других не-людей.
И хотя у меня здесь вроде бы много друзей,
мне всё равно одиноко
и бесконечно страшно жизнь кончить в твоих когтях.
А всего страшней
то, что ты - моя тень,
и потому, если ты меня всё же настигнешь,
то первым делом я потеряю себя,
я до конца стану - зверь.

А пока что я пусть пугливый, пусть маленький, но человек,
пусть без рода и племени, пусть - жалко смотреть,
но, покуда могу, я хочу человеком остаться.
Так что если мне всё же случится тебе попасться,
чем расстаться со всем человечным - уж лучше мне умереть.

@темы: words words words

02:46 

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Не прошло и года, я воспользовалась советом замечательной blueberrysol и посмотрела "Двойника" Ричарда Айоади, снятого, как сказано о нём на Википедии, "по мотивам одноимённой повести Достоевского".

Начинала, каюсь, с ужасным скепсисом, по двум причинам:
1) никогда не любила перенос действия классических произведений в современность;
2) искренне была убеждена, что иностранцы никогда и ни за что не смогут действительно понять творчество Фёдора Михайловича.
"Двойник" разрушил эти внутренние установки в пух и прах и оставил меня в состоянии, которое коротко можно охарактеризовать только как "БОЖЕЧТОЯПОСМОТРЕЛАА".

Самое удивительное, что это всё-таки не экранизация, а именно "по мотивам". Но какой бы точной не была экранизация, будь она хоть калькой с книги — если нету нужного настроения, духа, нужной, простите, атмосферы, то ни черта такой фильм стоить не будет. В этом же фильме настроение, которым пропитано всё творчество Достоевского не просто есть; о нет, здесь оно просто фонтанирует, сбивает с ног. Уже не играют никакой роли современные одежда, техника, музыка и всё остальное: перед глазами открывает именно тот мир, что описан в книгах. По-моему, чтобы его почувствовать, это настроение, достаточно даже просто взглянуть на скрины:

читать дальше

Короче, я не умею ставить фильмам оценки, зато твёрдо могу сказать: это было круто.

19:40 

Бакунин о Сергее Нечаеве

Der destruktive Charakter lebt nicht aus dem Gefühl, daß das Leben lebenswert sei, sondern daß der Selbstmord die Mühe nicht lohnt.
Незнание людей обрекает Вас на неизбежные промахи. Вы в одно и то же время слишком много требуете и слишком много ожидаете от них, задавая им задачи не по силам, в той вере, что все люди должны быть проникнуты тою же страстью, какою проникнуты Вы. Вы, вместе с тем, совсем не верите в них, вследствие чего Вы отнюдь не рассчитываете на страсть, возбужденную в них, на создавшееся в них направление, на самостоятельную честность их стремлений к вашей цели, а стараетесь их закрепить, запугать, связать внешними и большею частью далеко недостаточными контролями, так, чтобы, раз попавши в ваши руки, они никогда не могли бы вырваться из них. <...> Вы говорили, что полнейшее отречение от себя, от всех личных требований, удовлетворений, чувств, при­вязанностей и связей должно быть нормальным, естест­венным, ежедневным состоянием всех людей без исклю­чения. Ваше собственное самоотверженное изуверство, ваш собственный истинно высокий фанатизм Вы хотели бы, да еще и теперь хотите сделать правилом общежития. Вы хотите нелепости, невозможности, полнейшего отри­цания природы человека и общества. Такое хотение ги­бельно, потому что оно заставляет Вас тратить ваши силы понапрасну и стрелять всегда мимо. Никакой человек, как бы он ни был силен лично, и никакое общество, как бы совершенна ни была его дисциплина и как бы могуча ни была его организация, никогда не будет в силах побе­дить природу. Пытаться ее победить могут только рели­гиозные фанатики и аскеты — и потому я удивлялся не­долго и немного, встретив в Вас какой-то мистически-пан­теистический идеализм. Да, мой милый друг, Вы не мате­риалист, как мы грешные, а идеалист, пророк, как монах Революции, вашим героем должен быть не Бабеф и даже не Марат, а какой-нибудь Савонарола. Вы фанатик — в этом ваша огромная характер­ная сила; но вместе с тем и ваша слепота, а слепота, боль­шая и губительная слабость, слепая энергия блуждает и спотыкается, и чем страшнее она, тем неминуемее и тем значительнее промахи.

@темы: words words words

la-tristesse-durera

главная